Category: история

аналитика

Предложения по изменению Конституции


Занимаюсь занятием, простите за тавтологию, которое вызывает ворчание жены, типа делать больше нечего, ерундой занялся.

[Spoiler (click to open)]

А именно читаю Конституцию РФ. Устраивает все, придраться не к чему, на мой неюридический ум. Радоваться надо за такой документ. Основополагающий кстати и прямого действия. Но , по моему мнению ничего общего не имеющего с действительностью. Что я предлагаю изменить, вернее привести в соответствие с реальной действительностью.

Только одно. Обьявить наше государство монархией и узаконить сословный состав подданных. Итак.

1. Во главе монарх(царь император, пахан, смотрящий, непринципиально)

2. Олигархат (не являются по определению подданными).

3. Депутаты от олигархата

4. Государственные чиновники по уровням власти, (им регионы отданы на кормление)

5. Судейско-прокурорский клан (неприкасаемые)

6. Податные люди (основная масса населения).

Давайте вещи называть своими именами, все станет понятно и прозрачно, без каких либо глупых недоразумений (непоняток). И жить станет легче

аналитика

Арне Бёрлинг и тайна кода Т52


Помимо пресловутой, хоть и прекрасной по своим качествам, Энигмы, существовала и более совершенная модель шифровальной машины, которая использовалась нацистами для сверхсекретных сообщений. Назывался этот аппарат T52 или «Geheimschreiber», что в переводе означает «секретный писарь». Эта шифровальная машина была больше Энигмы по размерам и гораздо более сложна по своему устройству: за всю историю лишь один шифровальщик смог разгадать её шифр, и имя ему — Арне Бёрлинг.

[Spoiler (click to open)]

В 1940 году Швеция оказалась фактически между двух огней — на западе масштабную завоевательную кампанию проводил Адольф Гитлер, а на востоке, Россия вела военные действия с Финляндией (Советско-финская война 1939–1940). В такой сложной политической ситуации Швеции было необходимо быть в курсе всех происходящих событий, что и осуществлялось за счет разведки.

Первое время все сообщения, выполненные с помощью Т52, считались невозможными для расшифровки. Однако профессор математики Арне Бёрлинг взялся разгадать таинственный код. И спустя короткое время он не только научился расшифровывать сообщения, напечатанные на Т52, он еще и разгадал её код. С тех пор Швеция фактически «получила доступ» к сверхсекретным сообщениям нацистов, а потому Шведы одними и первых и, что немаловажно, заранее узнали о планах Гитлера, которые включали в себя нападение на СССР.

Когда Бёрлингу задавали вопрос о том, как ему удалось разгадать код, он отвечал: «Фокусник никогда не раскрывает своих секретов». В 1986 году Арне Бёрлинг умер, так и не рассказав никому о своей тайне. После него ни один шифровальщик так и не смог разгадать код Т52.

аналитика

МАМОНТ КОЛУМБА


Мамонт Колумба — один из крупнейших мамонтов, когда-либо существовавших на земле, родственник более распространенного шерстистого мамонта. Останки колумбийских мамонтов были найдены  от Канады до Мексики. Знаменитые шерстистые мамонты оставили свои следы в Северной Азии, России, Канаде. Основное их отличие состоит в том, что колумбийские мамонты практически не были покрыты шерстью, что сближает их с современными слонами, и бивни их были гораздо крупнее, чем у шерстистых мамонтов.
Рост колумбийских мамонтов составлял примерно 3−4 м, а вес достигал 5−10 тонн. Колумбийские мамонты — обладатели самых крупных бивней среди семейства слоновых. 3,5 в длину, закругленные, невероятно прочные, они использовались для борьбы со всеми хищниками, включая человека.
аналитика

ИНТЕРВЬЮ СТАЛИНА АМЕРИКАНСКОМУ АГЕНТСТВУ "ЮНАЙТЕД ПРЕСС"


Как надо отвечать на вопросы «независимых» западных журналистов? Коротко. Уверенно. По существу. С юмором. И с чувством собственного достоинства.
Вот интервью  Сталина. Его ответы более 70 лет назад напечатал газета «Правда». Думаю, что не только форма, но и содержание ответов будет интересно тем, кто хочет понять историю и политику. (отдельно хотел бы выделить ответы на 21 и 25 вопросы – одним словом Сталин не просто отвечает, а ещё и дает исчерпывающее понимание своей позиции!)
[Spoiler (click to open)]
«Ответы на вопросы президента американского агентства «Юнайтед пресс» господина Xью Бейли, полученные 23 октября 1946 года.
Вопрос. Согласны ли Вы с мнением государственного секретаря Бирнса, выраженным им в обращении по радио в прошлую пятницу, об усиливающемся напряжении между СССР и Соединенными Штатами?
Ответ. Нет.
Вопрос. Если существует такое усиливающееся напряжение, не можете ли Вы указать на причину или причины такового и каковы главные средства для его устранения?
Ответ. Вопрос отпадает в связи с ответом на предыдущий вопрос.
Вопрос. Считаете ли Вы, что настоящие переговоры приведут к заключению мирных договоров, которые установят сердечные отношения между народами — бывшими союзниками в войне против фашизма — и устранят опасность развязывания войны со стороны бывших стран оси?
Ответ. Я надеюсь на это.
Вопрос. Каковы в противном случае основные препятствия к установлению таких сердечных взаимоотношений между народами, которые были союзниками в великой войне?
Ответ. Вопрос отпадает в связи с ответом на предыдущий вопрос.
Вопрос. Каково отношение России к решению Югославии не подписывать мирного договора с Италией?
Ответ. Югославия имеет основание быть недовольной.
Вопрос. Что в настоящее время представляет, по Вашему мнению, наиболее серьезную угрозу миру во всем мире?
Ответ. Поджигатели новой войны, прежде всего Черчилль и его единомышленники в Англии и США.
Вопрос. Если такая угроза возникнет, то какие шаги должны быть предприняты народами мира для избежания новой войны?
Ответ. Нужно разоблачать и обуздать поджигателей новой войны.
Вопрос. Является ли Организация Объединенных Нации гарантией целостности малых стран?
Ответ. Пока трудно сказать.
Вопрос. Думаете ли Вы, что четыре зоны оккупации в Германии в ближайшем будущем должны быть объединены в отношении экономической администрации с целью восстановить Германию как мирную экономическую единицу и таким образом облегчить четырем державам тяжесть оккупации?
Ответ. Нужно восстановить не только экономическое, но и политическое единство Германии.
Вопрос. Считаете ли Вы возможным в настоящее время создание своего рода центральной администрации в руках самих немцев, но под союзным контролем, который даст возможность Совету министров иностранных дел выработать мирный договор для Германии?
Ответ. Да, считаю.
Вопрос. Уверены ли Вы, судя по выборами которые происходили этим летом и осенью в различных зонах, что Германия политически развивается по демократическому пути, который дает надежду для её будущего как мирной нации?
Ответ. Пока я не уверен в этом.
Вопрос. Считаете ли Вы, что, как это было предложено некоторыми кругами, уровень промышленности, разрешенной для Германии, должен быть поднят выше согласованного уровня для того, чтобы Германия была более обеспеченной?
Ответ. Да, считаю.
Вопрос. Что должно быть сделано, помимо существующей программы четырех держав, для предотвращения того, чтобы Германия вновь стала военной угрозой миру?
Ответ. Нужно на деле искоренить остатки фашизма в Германии и до конца демократизировать ее.
Вопрос. Следует ли разрешить германскому народу восстановить свою промышленность и торговлю для того, чтобы он смог сам себя обеспечить?
Ответ. Да, следует.
Вопрос. Выполняются ли, по Вашему мнению, решения Потсдамской конференции? Если нет, то, что требуется для того, чтобы сделать Потсдамскую декларацию эффективным инструментом.
Ответ. Не всегда выполняются, особенно в области демократизации Германии.
Вопрос. Считаете ли Вы, что правом вето злоупотребляли во время переговоров между четырьмя министрами иностранных дел и при встречах Совета ЮНО?
Ответ. Нет, не считаю.
Вопрос. Как далеко, по мнению Кремля, союзные державы должны пойти в деле розыска и предания суду второстепенных военных преступников в Германии? Считается ли, что Нюрнбергские решения создали достаточно прочную основу для таких действий?
Ответ. Чем дальше пойдут, тем лучше.
Вопрос. Считает ли Россия западные границы Польши постоянными?
Ответ. Да, считает.
Вопрос. Как СССР рассматривает присутствие британских войск в Греции? Считает ли он, что Англия должна доставлять больше оружия современному правительству Греции?
Ответ. Как ненужное.
Вопрос. Каков размер русских военных контингентов в Польше, Венгрии, Болгарии, Югославии и Австрии и на какой срок времени, по Вашему мнению, должны быть сохранены эти контингенты в интересах обеспечения мира?
Ответ. На Западе, то есть в Германии, Австрии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Польше, Советский Союз имеет в настоящее время всего 60 дивизий (стрелковых и бронетанковых вместе). Большинство из них — неполного состава. В Югославии нет советских войск. Через два месяца, когда будет осуществлен Указ Президиума Верховного Совета от 22 октября сего года о последней очереди демобилизации, в указанных странах останется 40 советских дивизий.
Вопрос. Каково отношение правительства СССР к присутствию американских военных судов в Средиземном море?
Ответ. Безразличное.
Вопрос. Каковы в настоящее время перспективы в отношении торгового соглашения между Россией и Норвегией?
Ответ. Пока трудно сказать.
Вопрос. Возможно ли для Финляндии вновь стать самообеспеченной нацией после того, как будут выплачены репарации, и существует ли какое-либо мнение в отношении пересмотра программы репараций с тем, чтобы ускорить возрождение Финляндии?
Ответ. Вопрос поставлен неправильно. Финляндия была и остается вполне самообеспеченной нацией.
Вопрос. Что будут означать торговые соглашения со Швецией и другими странами для дела реконструкции СССР? Какую внешнюю помощь Вы считаете желательной для выполнения этой великой задачи?
Ответ. Соглашение со Швецией представляет вклад в дело хозяйственного сотрудничества наций.
Вопрос. Заинтересована ли все ещё Россия в получении займа у Соединенных Штатов?
Ответ. Заинтересована.
Вопрос. Имеет ли уже Россия свою атомную бомбу или какое-либо подобное ей оружие?
Ответ. Нет.
Вопрос. Каково Ваше мнение об атомной бомбе или подобном оружии как об инструменте войны?
Ответ. Я уже дал свою оценку атомной бомбы в известном ответе господину Борту.
Вопрос. Как, по Вашему мнению, можно лучше всего контролировать атомную энергию? Должен ли этот контроль создаваться на международной основе, и в какой степени должны державы жертвовать своим суверенитетом в интересах установления эффективного контроля?
Ответ. Нужен строгий международный контроль.
Вопрос. Сколько времени потребуется для восстановления опустошенных районов Западной России?
Ответ. Шесть-семь лет, если не больше.
Вопрос. Разрешит ли Россия функционирование торговых авиалиний над территорией Советского Союза? Намерена ли Россия расширить свои авиалинии на другие континенты на взаимной основе?
Ответ. При некоторых условиях это не исключено.
Вопрос. Как рассматривает Ваше правительство оккупацию Японии? Считаете ли Вы успешной её на существующей основе?
Ответ. Успехи есть, но можно было бы добиться лучших успехов.
Газета «Правда», 30 октября 1946 года»
аналитика

И. В. СТАЛИН. ВОЗВРАЩАЯСЬ В ПРОШЛОЕ



Время правления И.В. Сталина, как и сам Сталин, едва ли не главные исторические загадки, которыe оставила нам Советская власть. Попытки понять и ту эпоху, и личность самого вождя сегодня подменяются истерикой "Да здравствует Сталин!". Без всякого понимания. Просто так! Потому что Сталин. Он хорош априори. Большинству людей, пытающихся осмыслить Сталина и его время предлагается не думать, а орать: "Да здравствует!". "Нечего думать!" "Сталин был дан нам Богом!"

[Spoiler (click to open)]

Кто всё это говорит? И самое главное - зачем?

Первая мысль - это говорят люди, уставшие от бардака, беззакония и беспредела последних лет. От нарушения своих элементарных прав, включая сюда и естественное право русского человека на свою национальную самоидентификацию. Имеет ли всё перечисленное место в нашей действительности?

Да, имеет.

Правы ли люди, которые требуют наведения порядка в стране самыми суровыми мерами?

Да, они это право имеют.

Казалось бы, всё просто. Но оказывается, что всё гораздо сложнее. Я не случайно предварил эту статью тремя вопросами "для подумать". Здесь действительно есть, о чём задуматься всерьёз. И очень крепко. Тема эта настолько сложна и объёмна, что как бы тщательно я не выбирал тут слова, я осознаю, что есть риск нечаянного смещения акцентов. Конечно, материал этот способен взорвать некоторые мозги. Но, прежде, чем сыпать тут истерическими репликами, я советую их авторам задать автору проясняющие вопросы. Повторюсь - вся эта тема необычайно сложна.

Начнём с общеизвестных фактов.

Имя Сталина связано с жестокой внутрипартийной борьбой, развернувшейся в Партии в 30-е годы. Главным образом, эта борьба сводилась к противостоянию двух главных направлений теоретической мысли того времени - каким путём пойдёт страна? Каким путём пойдёт развитие этой теоретической мысли?

Путём победы социализма в одной стране (СССР) или путём Мировой революции?

Первым путём был путь Ленина и самого Сталина. Второй - путь Троцкого. Троцкизм, помимо тезиса о Мировой революции, включал в себя и множество других положений, касающихся организации хозяйствования, принципов и методов государственного руководства, отношения к внешнему миру, к понятиям "рынок, деньги, частная собственность" и многое другое. Перечислять всё это не будем, иначе статья станет романом, а этого не хотелось бы.

Смысл всего сказанного в том, что в 30-х годах действительно возник непримиримый конфликт в Партии и Государстве, что конфликт этот был системным, глубоким и принципиальным. И потребовал очень жёстких мер для его решения. Вплоть до самых крайних. Этот конфликт многие называют "заговором Троцкого". И для этого определения действительно есть основания.

Прав ли был И.В. Сталин, разрешивший этот конфликт самым жёстким, жестоким и кровавым способом?

Ответ - ДА! Он был прав. Иного решения ситуация не допускала. Сталин действительно спасал страну от неминуемой катастрофы в случае победы троцкизма, которая означала переход СССР на военные рельсы, формирование военно-революционного руководства и втягивание в перманентную кампанию по установлению Советской Власти в мировом масштабе. Здесь надо понимать, что Троцкий не был ни идиoтом, ни предателем, ни "сионистским агентом". Троцкий действительно понимал Марксизм именно так и не иначе. И так понимали его очень многие люди и в СССР, и в мире. Забегая вперёд, скажем, что самым известным троцкистом, поклонником и единомышленником Троцкого был любимый всеми Че Гевара.

Произошло всё это потому, что Марксизм - наука! Причём, наука очень сложная, требующая специальной образовательной, интеллектуальной подготовки. Взять его " с наскока" не получится. Это не легче, чем изучать теоретическую физику на дому, самостоятельно и без преподавателя. Из такого изучения может получиться только "физика Антона Благина с теорией эфира".

Попытка осмыслить Марксизм "на дому" приводит к подобным же искажениям. Не случайно, понимая сложность и глобальность предмета, в СССР для изучения Марксизма создавались научные институты и готовились профессиональные преподаватели.

Троцкий, не смотря на свой действительно развитый ум, Марксизм не понимал и не изучал глубоко. Как и Че. У них обоих не было времени на это. Они были слишком заняты революцией.

Сталин знал и понимал Марксизм. Он был коммунистом. И, как коммунист, не мог не вступить в непримиримую борьбу с троцкизмом. Это и случилось.

Всё это просто. Сложности начинаются дальше. Дело вот в чём.

Сила, т.е. физическое устранение политических противников (троцкистов), с одной стороны была действительно оправдана. Эти люди не принимали никаких компромиссов (Вспомните, например, того же Че Гевару!).  А с другой создавала ощущение в обществе, что сама Революция и Партия большевиков были созданы только ради этой силы и ради этой борьбы и ни для чего больше! А это принципально не так! Большевики пришли в это мир не воевать и убивать! Они пришли созидать! Строить новое будущее, справедливое и честное. Насилие, которое неизбежно несла с собой Диктатура Пролетариата, было не ЦЕЛЬЮ, а СРЕДСТВОМ, необходимым для этого строительства!

Тем более, идея большевизма никак не предполагала насилия в отношении самого пролетариата, людей, не только не виновных в политических заблуждениях, но и вообще далёких от политики, обывателей, обычных граждан. Случаи такого насилия в 30-е годы были. Они были частыми, это надо признать честно. И самым лучшим подтверждением этому служит знаменитая "бериевская амнистия" 1939 года, т.е. в самый разгар антитроцкистской кампании. По итогам этой амнистии из лагерей и тюрем было выпущено по разным оценкам, от 250 до 290 тысяч человек.

Конечно, лично Сталин НЕ БЫЛ виноват в "ежовщине", в многочисленных преступлениях, совершённых органами НКВД против невинных людей, осуждённых по анонимным доносам, которые очень часто были написаны подонками, решавшими свои корыстные задачи. Сталин не имел представления обо всех этих "ивановых, петровых и сидоровых", осуждённых за шпионаж в пользу Японии или Парагвая, он не подписывал все эти полуграмотные приговоры "троек". Это делала машина, изначально созданная для совсем других целей - для борьбы с антипартийной и антигосударственной деятельностью. И она делала это дело! И сделала! Но при этом захватила в себя и перемолола многие тысячи невинных судеб. И это тоже правда.

Трагедия всей ситуации состояла в том, что Сталин, который действительно БЫЛ КОММУНИСТОМ, МАРКСИСТОМ и ЛЕНИНЦЕМ, начав правильную и полностью Ленинскую кампанию по борьбе с Троцкизмом, сам вдруг оказался по другую сторону и от Ленина, и от Партии.

Сталин стал трагической фигурой шекспировского масштаба. Его детище, его борьба стала пожирать его самого, она оказалась противоположной его собственным конечным целям. Беспощадно расправляясь с троцкизмом ради победы Коммунизма и счастья грядущих поколений, Сталин непроизвольно (!!!) ломал жизнь этим поколениям в настоящем. Вся эта ситуация была диалектически обусловлена, она была неизбежна. Она была прямым следствием политической ситуации в СССР в те годы.

Повторим ещё раз:

Сталин был безусловно прав в своей борьбе! И одновременно - неправ. Он одновременно создавал страну и разрушал Партию, которая в те годы в силу действительно непреодолимых обстоятельств стала своей полной противоположностью и по целям, и по методам, и по результатам этой борьбы.

В советcком обществе 30-х годов было всё! Были великие, грандиозные победы и достижения, был невиданный энтузиам, была спаянность и вера в конечную светлую и ясную цель.

Всё это правда.

Но ещё были ночные аресты. Не троцкистов, а обычных людей. И был страх. И если враги советской власти боялись заслуженно, то обычные рабочие или крестьяне боялись незаслуженно. Они не были виноваты ни в чём. Они были патриотами и страны, и Партии. А многие - членами Партии с большим стажем. И они не должны были попадать в лагеря. И не должно было быть в Советском обществе ситуации, когда по амнистии освобождают сотни тысяч сторонников Советской Власти, её защитников, людей, абсолютно беспричинно обвинённых по политическим статьям. Именно в силу этой беспричинности и случилась в то время "бериевская амнистия", о которой выше шла речь.

Вся эта ситуация необыкновенно сложна.

Известны несколько совершенно идиотских, дебильных и параноидальных подходов к пониманию всех этих событий.

Либерал, будучи сам врождённым психопатом, предполагает психопатию у всех вокруг и обвиняет в психопатии Сталина. Эту чушь мы откинем сразу. Она не стоит внимания. Сталин был умнейшим человеком. Этому столько свидетельств, что "сие не требует никаких докaзательств".

Западный наблюдатель, зачастую стоящий на троцкистских позициях, объясняет это личной страстью Сталина к власти любой ценой. Это тоже чушь. Во-первых, стремление к личной власти, то есть честолюбие, есть необходимый признак любого политического деятеля. "Плох тот солдат, кто не хочет стать генералом". И лидеры Западного сообщества ничуть не меньше Сталина любили свою власть.

Во-вторых, в критических ситуациях роль личности многократно возрастает, а в 30-х годах ситуация была действительно критической.

Профессиональный антисоветчик объясняет всё это коренными недостатками самого Марксизма. Что, дескать, кровь и насилие есть качества, имманентно присущие коммунистическому учению. И это тоже ложь. Потому что капитализм проявил стократно больше насилия и пролил несравнено больше крови за тот же исторический период.

Вспомним только Вторую Мировую войну, созданную капиталистической алчностью нацистскую Германию, подпитываемую гласно и негласно ведущими корпорациями мира, вспомним предательский "Мюнхенский договор", и всё станет ясно без слов.

Сталина невозможно обвинить ни в недостатке Марксизма, ни в слабоумии, ни в личных пороках, ни в непоследовательности его действий.

Он действовал осознанно, хладнокровно и практически безошибочно в пределах целей, которые он сам поставил перед собой. И потому добился огромных успехов!

Эти успехи Сталина оценили и люди, и история. Существование СССР во многом - его личная заслуга. Это так.

Именно это лежало в основе образа Сталина в фильме "Освобождение".

Показывая Сталина таким, каким он и был на самом деле в годы войны, КПСС говорила народу:

- Мы - Партия - признаём великие заслуги И.В. Сталина в деле освобождения страны и Великой Победы! И мы об этом не забудем.

Изображая Сталина в фильме "Укрощение огня", КПСС говорила:

- Мы - Партия - признаём великие достижения Сталина в мирное время, в деле создания советской оборонной промышленности и в деле освоения космоса, которое без его решений было бы невозможно.

Но при этом, как известно, несмотря на все эти признания бесспорных заслуг Сталина, его имя было практически вычеркнуто из дальнейшей истории. И для этого нужны были очень весомые аргументы.

Если вы думаете, что автор ведёт речь о невинно репрессированных, то это не так. Дело совсем в другом.

Главная и решающая причина для такого отношения к эпохе и личности вождя состояла в том, что Сталин противопоставил себя Партии.

Да, вынужденно, да, в силу непреодолимых обстоятельств, да, ради святой цели! Но - противопоставил! Всё дальнейшее было лишь неизбежным следствием.

Принцип коллегиальности, коллективизма в деле принятия решений был подменён единоличным правом. А Диктатура Пролетариата, т.е. власть НАРОДА стала Диктатурой одного человека. Даже такого великого, как Сталин! Но - одного человека! Это было принципиальным искажением краеугольных положений Марксизма-Ленинизма.

Именно переходом реальной власти из рук Партии в руки её Лидера объяснялись все ошибки и перегибы тех лет.

Сам принцип власти Партии, как высшего и единственно легитимного органа управления был в 30-е годы отменён.

В политический словарь вошло понятие "вождизма". И не только полностью подменило собой понятие Диктатуры Пролетариата, но и на долгие десятилетия скомпрометировало его, сделав его ответственным за все ошибки 30-х - 50-х годов. По Партии был нанесён колоссальный удар. И потому своё отношение к этому периоду КПСС выразила совершенно конкретно:

- Это было отступлением от Ленинских норм.

Интересно здесь то, что мощь сталинского единоначалия была настолько "заразной", пример - настолько соблазнительным, что даже Хрущёв, непримиримый критик Сталина, сам критиковавших вождя на ХХ съезде за отступление от тех самых ленинских норм, стал, по сути, очередным диктатором, снова отступившим от Ленина.

И только снятие Хрущёва в 1964 году и последующий переход к действительно коллективному руководству позволил Партии раз и навсегда покончить с "вождизмом".

В этом - коренное отличие эпохи Л.И.Брежнева от всех предыдущих десятилетий. Именно поэтому сам Брежнев не был единоличным автором политических решений.

На это был наложен запрет самой Партией. Идти против неё было уже невозможно.

Почему Партия так резко осудила "вождизм" Сталина, не взирая на его многочисленные заслуги перед историей, станет понятно скоро.

У многих из вас перед глазами компьютер, на котором установлена Операционная Система Windows.

Интересно, многие ли понимают, что это такое - операционная система?

Это такой единый пакет программных опций, функционалов и вспомогательных программ, который позволяет вам выполнять на своём компьютере даже те задачи, о существовании которых вы не подозреваете. Вы ещё не знаете об этом, потому что слабо грамотны компьютерно. Но чем больше вы учитесь, тем больше расширяете для себя "окно возможностей" вашей операционной системы. Она уже "знает" не только то, что вы пока ещё не знаете, но даже то, как реагировать на ваши действия, когда вы это уже узнаете. Система их ПРЕДУСМАТРИВАЕТ, как ПРЕДУСМАТРИВАЕТ и ваши ошибки!

Всё это уже заложено ЗАРАНЕЕ в вашей операционной системе. Это результат совместной работы тысяч интеллектуалов! Блестящих программистов и компьютерных аналитиков. Создание операционной системы - процесс настолько громоздкий и дорогой, что это не под силу не только обычным компаниям, но даже целым странам. Эта система - идеальный пример коллективного разума. Создать всё это в одиночку - невозможно, даже если вы супергениальны. Человеческий мозг просто не в состоянии вместить, переварить и освоить такой объём информации. Это под силу только большому и очень профессиональному коллективу.

Решение Партии по окончательному отношению к личности и эпохе И.В. Сталина было принятно похожим образом. Это был продукт коллективных интеллектуальных усилий многих тысяч людей.

И оно, как операционная система, оказалось в состоянии предусмотреть даже то, что имеет место сегодня, а именно то, что имя Сталина способно стать знаменем в руках национализма и орудием для нарождающегося нацизма.

И это не фантазии, а реальность. В качестве наглядного примера приведу здесь очень любопытный диалог, которы случился у меня недавно с одним из моих читателей.

Я буду указан в этом диалоге, как автор (А), а мой собеседник как С (собеседник). Вот этот диалог:

А. Я хочу задать вам несколько вопросов, один за другим. Ответы нужны типа "да" или "нет". Вопросы будут очень простые, никаких подводных камней. Согласны?

С. Смогу-отвечу.

А. Вопросы очень простые. Первый: Вы бы хотели, чтобы национальность "русский" была закреплена в Конституции, как государствообразующая?

С. Да.

А. Добро. Следующий вопрос: Вы согласны, что одной из главных заслуг Сталина было учичтожение "еврейско-большевистской" гвардии Ленинского призыва?

С. Нет.

А. Добро. Следующий вопрос: вы бы хотели в России социализма для всех или прежде всего для титульной нации?

С. Для всех.

А. Понятно. Если бы у вас сейчас был выбор: вернуть Сталина без КПСС или КПСС без Сталина - кого бы вы вернули?

С. И Сталина, и его КПСС.

А. Нет, так отвечать нельзя. Поставлю вопрос иначе: Кто, по-вашему, должен встать у руля в руководстве: Сталин или Партия? Личность или коллектив?

Поясняю: Времена Сталина - это период власти личности. Времена Брежнева - период колективного руководства. И то, и другое одновременно - невозможно.

С. Безусловно, Сталин.

А. Теперь понял. Два последних вопроса - на еврейскую тему. Вы согласны с тем, что евреи сыграли роковую (передельно негативную) роль в истории России?

С. Да. Только таких евреев называют несколько иначе.

А. Да, я в курсе. Последний вопрос: можно ли в будущем допускать евреев к управлению страной или категорически нельзя? И есть ли ещё какие-то национальности, которых вы не хотели бы видеть в руководстве государством? Всё, вопросы кончились.

С. А можно вопросом на вопрос: сегодня в РФ вся власть у евреев, и что, у нас есть настоящее? О будущем пока и вовсе неуместно говорить.

В РФ центральная власть должна быть у коренных русских, всегда. А евреи пусть рулят в Биробиджане.

А. :-))))В Биробиджане уже давным давно нет евреев.:-))

Единственное, чего я не могу понять - зачем вы голосовали за коммунистов? Вы ответили на все вопросы, как 100% национал-социалист. Вы на 99% повторили главные тезисы программы НСДАП. Какое отношение это имеет к коммунизму? Не пойму.

С. Ярлыки... Я давно не хожу на выборы, ибо выборов нет, рожи одни и те же. А к нацизму я отношусь, как и всякий советский человек, отрицательно. Особенно, к его еврейскому пошибу- СИОНИЗМУ.

А. Да какие же это ярлыки?:-)) Это правда. Это даже не требует доказательства. Вы действительно только что сказали главное "Одна страна, один народ, один вождь". Это не ярлыки. Это ваша позиция. А про евреев я спросил намеренно. Все эти россказни про "сионизм" и есть самое прямое доказательство. Это первый признак, маркер. Так что вы не коммунист, не социал-демократ и не консерватор. Вы национал-социалист в чистом виде.

С. Все эти россказни про "сионизм"... Мы, конечно, с вами разные, очень. Поэтому спорить я не хочу, смысла нет.

А. И я не хочу. Я не спорил с вами. Я хотел, чтобы вы сами посмотерели на себя со стороны. Конечно, мы разные. Я коммунист, вы национал-социалист. Куда уже больше разница?

С. У вас есть право на ваше мнение. У меня тоже.

А. Безусловно. Скажите, сколько вам лет примерно? Самым приблизительным образом?

С. 59

Человек, который искренне, в возрасте 59 лет верит в социальную справедливость (социализм), но при этом также верит в то, что титульная национальность должна быть конституционально закреплена в Законе, который между Партией и сильной личностью выбирает личность, который убеждён, что евреи сыграли роковую роль в истории России (или Германии), который уверен, что всё руководство страны - евреи и что власть в стране должна принадлежать этническим русским (в Германии - немцам), является  национал-социалистом. Даже если он сам не отдаёт себе в этом отчёта.

Смысл всех ответов, которые вы прочитали - "Одна страна, один народ, один вождь (он же - фюрер)!". И ещё - обязательный социализм.

Это классика национал-социализма.

При этом мой собеседник себя национал-социалистом не считает! Он полагает, что национал-социализм - это обязательно гитлер, обязательно автоматы МП-40 и обязательно "Эрика-марш".

И что если он искренне любит Сталина, то он точно не нацист.

В случае прихода моего собеседника к власти, он из национал-социалиста станет нацистом. Именно нацизм - практическая реализация идей национал-социализма.

А само слово "нацизм" означает всего лишь сокращённое "национал-социализм". Что оно ещё означает - объяснять не надо.

Случайно ли это совпадение - любовь к Сталину и вера в принципы национал-социализма?

Случайно ли то, что имя Сталина (коммуниста, большевика-ленинца) сегодня не сходит с уст прежде всего - русских националистов?

Случайно ли совпадение, когда нациoналист чётко разделяет Ленина и Сталина, отдавая безусловный приоритет Сталину вместо Ленина, а КПСС поступает ровно наоборот и отдаёт приоритет Ленину, укоряя Сталина в отступлении от Ленинских норм, как мы говорили выше?

Именно это предвидели коммунисты 60-х и 70-х, закрепляя в официальных резолюциях запрет на "вождизм" и указывая на необходимость соблюдения Ленинских норм в партийной жизни.

Здесь необходимо подчеркнуть главное! Сам И.В. Сталин националистом НЕ БЫЛ! Это очень просто доказать. Доктрина коммунизма считает пролетарский интернационализм краеугольным, основополагающим тезисом, стержнем, на котором держится идеология коммунизма. Интернационализм входит составной и неотъемлемой частью в мировозрение коммуниста. Это то же самое, что знание математики для физика-теоретика. Не бывает физика без математики и не бывает коммуниста без интернационализма.

Поэтому любая попытка противоставления Ленина (т.е. Партии!) и Сталина (т.е. личности) в пользу личности, придавая при этом самому Сталину облик русского националиста, есть, по сути, попытка привести к власти в России - фюрера.

Великий парадокс наших дней - личность одного из крупнейших деятелей коммунистического движения в истории используется сегодня, как знамя совершенно противоположных идей!

Служит антисоветизму и антикоммунизму.

И нацизму.

Это случилось потому что сам И.В. Сталин в силу специфики исторического момента был вынужден противопоставить себя Партии. И как бы серьёзны ни были причины - результат оказался таким, каким оказался.

Вот почему так непримиримо боролась Партия с "перегибами 30-х", хотя чётко понимала правильность антитроцкистской борьбы Сталина в те годы. Вот почему говорила о Ленине, как о спасительной гавани. Вот почему перешла к коллективному руководству, беспощадно заклеймив "вождизм".

В этом - главный итог столкновения мнений сегодня. И этот итог - результат некоторых событий, имевших место в те великие и по-настоящему переломные исторические времена.

Источник →


аналитика

КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917


Когда мы говорим слово «народ», то перед нами встают образы солдат, рабочих, обывателей, которые донесли до нас кадры кинохроники революционных лет.

[Spoiler (click to open)]

Иначе говоря, встают образы горожан. Вместе с тем в городах в Российской империи начала ХХ века жили всего лишь около 20% населения. Остальные 80% были жителями деревень. А если учесть, что большинство солдат были призваны в армию крестьянами, да и значительное число рабочих были горожанами в первом поколении и не утеряли связей с деревней, то численность крестьян в тогдашней России – не по отметке в паспорте, а по ментальности – достигала и 90%. Итак, российский народ 1917 года – это прежде всего крестьяне.
Вместе с тем они до сих пор остаются для нас «молчаливым большинством».
Русское крестьянство представляло собой особый мир. Оно мало было затронуто реформами Петра, которые фактически раскололи страну на тонкий европеизированный слой и огромную массу патриархального крестьянства (а в городах – купечества и части мещанства). Крестьяне даже одевались по-другому – в домотканую национальную одежду, носили бороды, исповедовали особый фольклорный вариант христианства, которое представляло собой смесь церковного православия и архаических земледельческих культов (религиовед Мирча Элиаде назвал его «космическое христианство»). Значительная часть крестьянства и купечества были тайными, а то и явными старообрядцами и вообще враждебно относились к официальной церкви (в дореволюционных переписях населения сознательно занижали процент старообрядцев, записывая «никонианами» целые староверческие деревни и уезды).
Революция в городах, особенно в Петрограде и Москве, хорошо изучена. Но дело в том, что сама по себе она не могла стать «спусковым крючком» такого масштабного социального обвала. Без поддержки деревни революция в городах была обречена захлебнуться. Городская революция для победы в общенациональном масштабе должна была соединиться с параллельной ей, а в определенном смысле альтернативной крестьянской революцией. Это показал опыт 1905 года, о чем писал В.И. Ленин в своем знаменитом докладе, приуроченном к 12-летию Кровавого воскресенья. По мнению Ленина, революция 1905–1906 годов была подавлена правительством, потому что городским пролетариям, возглавляемым революционными социал-демократами, не удалось встать во главе крестьянских бунтов, которые, в свою очередь, так и не переросли в один большой общенародный бунт.
Буквально через месяц с небольшим, после того как Ленин произнес на немецком языке этот свой доклад перед небольшим собранием революционеров в Швейцарии, в Петрограде началась вторая революция, которая закончилась 2 марта отречением царя. И это дало толчок крестьянской революции, гораздо более масштабной, чем бунты 1905–1906 годов.
Про эту революцию знают в основном только специалисты-историки, которые дали ей название «общинная революция». Материалов о ней мало, но все же такие исследования есть, укажу хотя бы на работы Т.В. Осиповой «Российское крестьянство в революции и гражданской войне», В.П. Данилова «Крестьянская революция в России, 1902–1922», С. Тутолмина «Русские крестьяне и власть в канун 1917 года».
Историки свидетельствуют: как только деревня узнала об отречении царя, она восстала. Старые органы власти крестьяне, по словам Т.В. Осиповой, «смели как карточный домик». Полиция противостоять им не могла: в Российской империи на селе был всего лишь один полицейский на 2,5 тысячи крестьян. Армия была на фронтах, да и не стала бы армия, состоящая большей частью из крестьян, воевать с крестьянами. Хотя американский историк Ричард Пайпс полагает, что если бы Николай II сделал то, что через год, 3 марта 1918 года, сделал Ленин – заключил бы сепаратный мир с Германией и бросил бы еще не разложившуюся тогда армию на подавление крестьянских бунтов, история сложилась бы иначе…
Но, как бы то ни было, этого не произошло. После марта 1917-го власть в деревнях перешла к крестьянским комитетам, выражавшим волю местных общин вопреки желанию Временного правительства, которое призывало создавать всесословные земские комитеты (где были бы представлены не только крестьяне, но и помещики, и представители интеллигенции – учителя, врачи, агрономы). Более того, вопреки призывам февралистских властей дождаться созыва Учредительного собрания для решения «земельного вопроса», крестьянские комитеты уже с весны 1917 года начали захватывать помещичьи земли и делить их между общинами. В.П. Данилов пишет: «Захваты помещичьих земель и разгромы усадеб начались в марте–апреле, местами (например, в Ранненбургском уезде Рязанской губернии), к началу полевых работ основная масса помещичьих имений была сметена».
Помещиков принуждали платить общинам арендную плату за их же земли (тогда как раньше, наоборот, крестьяне платили им арендную плату). Конфисковывались церковные и монастырские земли. В ряде случаев происходили эксцессы – убийства помещиков, поджоги и разграбления их имений. По словам Т.В. Осиповой, в 28 губерниях России до осени 1917 года произошло 15 000 крестьянских восстаний, лишивших помещиков их земель.
Еще больше радикализировались крестьяне осенью. Теперь они стали прямо образовывать советские республики задолго до Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Так, 3 сентября 1917 года (за месяц с лишним до Октября) власть на аграрных территориях Тамбовской губернии взял в свои руки крестьянский Совет, который приказом от 11 сентября упразднил помещичье землевладение (В.П. Данилов «Крестьянская революция, 1902–1922»).
Революция на селе шла своим чередом и была почти не связана с революцией в городе. Хотя формально считалось, что интересы крестьян выражает партия эсеров, и крестьяне даже голосовали за нее на выборах в Учредительное собрание, призывы руководства эсеров остановить захваты земель крестьяне игнорировали. Эсеровский министр земледелия Чернов пытался противодействовать этому, но тщетно. Представители помещиков и кулаков, объединившиеся во Всероссийский союз земельных собственников, требовали от правительства решительных мер, вплоть до военных репрессий по защите их частной собственности. Эти требования поддерживали кадеты, правые эсеры и меньшевики, в то время как отколовшиеся от партии левые эсеры и большевики поддерживали требования крестьянства.
В самый решительный момент власть в городах переходит к Советам депутатов, и Съезд Советов принимает «Декрет о Земле», который легитимизировал крестьянский «черный передел» (В.И. Ленин взял за основу декрета не эсдэковскую аграрную программу, а эсэровскую, составленную на основе крестьянских наказов Съезду Советов). Таким образом, сомкнулись – пусть пока и на время, до введения продразверстки – крестьянская общинная и городская большевистская революции. Эта смычка и обеспечила победу Октября и вошедшее затем в учебники «триумфальное шествие Советской власти».
Почему же российская деревня восстала и отказалась признать Временное правительство легитимным органом власти? И почему власть Советов была ею признана безоговорочно и признавалась, пока не начались трагические стычки между крестьянами и продотрядовцами (впрочем, и здесь крестьяне выступали не против Советской власти, а, как известно, за «Советы без коммунистов»)? Историки считают, что значительную роль здесь сыграл так называемый «наивный монархизм» русских крестьян, связанный с самим их образом жизни.

В отличие от горожан, которые прошли модернизацию и принадлежали к светской культуре, русские крестьяне и в начале ХХ века мыслили религиозными категориями (хотя и отличными от категорий официального церковного православия). В этом фольклорно-христианском крестьянском мировоззрении важное место занимала вера в то, что царь является единственным законным правителем.
Крестьянский монархизм неслучайно называется наивным. Этим эпитетом специалисты подчеркивают, что его следует отличать от официального монархизма, который был идеологией Российской империи. Если официальный монархизм подчеркивал, что вера в божественное происхождение власти царя предполагает подчинение властям империи, чиновникам разных рангов вплоть до самых низших, а также помещикам (которые в империи в разное время выполняли по отношению к своим крестьянам роль и полицейского, и налогового инспектора, и судьи), то народный, наивный монархизм, напротив, изображал царя как защитника интересов простых людей, крестьян, добывающих потом свой хлеб, причем предполагалось, что защищать он их должен от их притеснителей – тех же помещиков и чиновников. Чем больше крестьяне идеализировали царя, тем больше ненавидели тех низших представителей царской власти, с которыми постоянно имели дело. Крестьянский монархизм мог уживаться и уживался с резкими антиправительственными настроениями и даже прямыми призывами к бунту.
Многие политические действия русских царей и цариц крестьяне истолковывали именно в духе этих воззрений. Так, после Манифеста о вольности дворян, выпущенного Петром III в 1762 году, народ стал говорить о том, что государь выпустил и еще один манифест – о вольности крестьян, но дворяне его за это попытались убить, отсюда и появление самозванцев, выдававших себя за Петра, ведь Пугачев был далеко не первым из них. Точно так же после убийства царя Александра II народовольцами в среде простонародья ходили упорные слухи, что помещики и их «сынки-скубенты» убили царя за то, что он желал не просто освободить крестьян от крепостной зависимости, но и отдать им помещичью землю, которая должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. Несомненно, вера в «царский указ о земле» подогревала бунты, покатившиеся по деревням после реформы 1861 года. И даже Столыпинские реформы ХХ века воспринимались крестьянами очень своеобразно: в 1914 году крестьяне и солдаты Екатеринославской губернии передали губернатору письмо для царя, где утверждали, что «хутора» – выдумка министров, о которой царь, вероятно, не знает… (С. Тутолмин «Русские крестьяне и власть в канун 1917 года»).
С этим крестьянским монархизмом, как видим, были связаны и специфичные представления о собственности на землю. Земля изображалась в «крестьянском православии» как живое, разумное, святое существо – «Богородица», отсюда сама мысль о продаже земли воспринималась как кощунство. Земля принадлежит Богу, а распоряжается ею царь, который должен передать ее для обработки крестьянским общинам. Идея «черного передела» – распределения помещичьих земель между крестьянскими общинами – крепко засела в головы крестьян еще в XVIII веке, после отмены обязательной службы дворян. По логике крестьян, если помещики теперь не должны служить государю и могут жить в свое удовольствие, то и крестьяне не обязаны обеспечивать их и «быть у них в крепости». Более того, помещики не имеют права пользоваться землей, которую в старину цари давали их предкам за службу. Эта идея вдохновляла крестьян во время Пугачевского бунта, но ее же русские крестьяне высказывают и в 1905 году, выступая против столыпинской земельной приватизации, и в 1917 году, собирая наказы для Съезда Советов. Как уже говорилось, крестьяне и приняли Советскую власть потому, что одним из первых своих декретов она признала «черный передел» (и не приняли белых, потому что те пытались бороться с захватами помещичьих земель и возвращали их прежним владельцам «до решения земельного вопроса Учредительным собранием»).
Итак, крестьянский монархизм, в отличие от официального, отстаивал «черный передел», передачу прав на все земли, в том числе и помещичьи, крестьянским общинам. В этом он видел прямую реализацию долга царя как наместника Божьего, защитника хлеборобов, занимающихся «сакральным ремеслом», связывающим их с «космической Богородицей». Он отрицал при этом частную собственность на землю, а также сам капитализм как всевластие рынка. Иначе говоря, идеологией крестьян и их революции тоже был социализм, но не марксистский, философско-научный, а особый, традиционалистский, консервативно-мистический.
Монархизм крестьян (равно как и их социализм) был не просто архаическим «идеологическим пережитком», он имел глубокие корни в их быту, в строении того общества, в рамках которого проходила их жизнь. Община ведь представляла собой не союз индивидов, а союз крестьянских семей. Она не знала равенства в современном модернистском смысле слова. Она была формой авторитарного иерархического традиционалистского коммунизма (в смысле отрицания частной собственности на землю и признания необходимости солидаризма и взаимопомощи). Истинными неформальными лидерами в общине были старики-крестьяне в возрасте от 60 лет и больше. Они являлись хранителями устной традиции обычного права, по которой и жил «крестьянский мир». Старики принимали все важнейшие решения на сходах. Исследователи русской общины приводят свидетельства современников: «На мирских сходках редко крестьянин моложе сорока лет возвышает голос: взаимная доверенность к избираемому начальству и сонму стариков так велика, что молодежь считает предосудительным что-либо говорить на сходке». На общинных сходах вообще преобладали руководители дворохозяйств, то есть главы крестьянских семей – большаки (в XIX веке их было не более 10% от общего количества крестьян).
При этом в своих семьях большаки были единоличными владыками. Им подчинялись все члены семьи – от старших взрослых сыновей до детей (соответственно, женщины в семье подчинялись его жене – «большухе»). Большак распоряжался всеми доходами и даже личной свободой членов семьи, особенно до их совершеннолетия (в дореформенные времена он мог даже продать или отдать в кабалу своих детей). Он принимал решения о браке, зачастую не считаясь с мнением жениха и невесты. Он имел право на жестокие наказания детей и женщин. Но в то же время он должен был заботиться о них и представлял интересы своей семьи в «крестьянском мире» – общине.
Неслучайно члены семьи обязаны были именовать ее главу «государь» и называть по имени и отчеству, то есть обращаться к нему, как в русской традиции подданные обращаются к царю. Специалисты признают: «Организация общины до некоторой степени повторяла в миниатюре устройство Московского государства XVI–XVII вв. (староста – царь, совет стариков – Боярская дума, сход – Земский собор, главы семей – правящая элита), которое было названо патриархальной народной монархией. По-видимому, крестьянство XVIII – первой половины XIX в. хранило политические традиции XVI–XVII вв. и даже еще более далеких периодов русской истории».
Разумеется, развитие капитализма во второй половине XIX – начале XX века подточило общину, но все же не разрушило ее, а борьба царской власти с общиной в форме Столыпинской реформы (в силу того, что власть увидела в общине опасный для себя бунтарский институт) лишь укрепила и обозлила ее, так что в революции 1917 года крестьянская община сыграла одну из самых значительных ролей.
Рустем Вахитов


аналитика

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МАРШАЛА В.И. ЧУЙКОВА СОЛЖЕНИЦЫНУ


Я ровесник века, 1900 года рождения. Сын крестьянина села Серебряные Пруды Тульской губернии. Мои предки – землеробы.
[Spoiler (click to open)]Не от сладкой жизни мне пришлось в 12 лет уехать из родительского дома в Питер на заработки и испытать эксплуатацию капиталистов. Моя последняя специальность – слесарь шпорной мастерской.
Никогда не думал быть профессиональным военным. И если бы был призван в царскую армию, мой высший потолок по званию был бы солдат или матрос, как у моих четырех старших братьев. Но в начале 1918 года я по призыву партии Ленина добровольцем пошел в Красную Армию на защиту своего родного Отечества рабочих и крестьян. 56 лет состою в кадрах Советской Армии. Имею звание Маршала Советского Союза.
Коммунист с 1919 года. Участник Гражданской войны, с 19 лет командовал полком. Участник многих сражений с белогвардейцами и интервентами на Южном и Западном фронтах до начала 1922 года. После гражданской до Великой Отечественной войны также сражался против тех, кто хотел прощупать штыком мощь наших Вооруженных Сил. Когда я прочитал в «Правде», что в наши дни нашелся человек, который победу под Сталинградом приписывает штрафным батальонам, не поверил своим глазам.
Мне известно, что А. Солженицын – лауреат Нобелевской премии. Я не вникаю в то, какие обстоятельства способствовали присвоению ему этого звания. Но звание лауреата Нобелевской премии ко многому обязывает. На мой взгляд, оно несовместимо с невежеством и ложью.
Передо мной на столе книга под названием «Архипелаг Гулаг», автор А. Солженицын. Не знаком с Солженицыным, который, оперируя выдуманными «фактами» (попробуй проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и на наш народ.
Не могу перенести такой клеветы. Клеветы на армию, которая спасла человечество от коричневой чумы и которая заслужила благодарность всех прогрессивных людей мира.
Наша армия – детище своего народа. Оскорбление армии – это величайшее преступление перед народом, который породил и воспитал ее для защиты от врагов и недругов.
На странице 90 книги «Архипелаг Гулаг» Солженицын пишет: «Так очищалась армия Действующая. Но еще была огромная армия бездействующая на Дальнем Востоке и в Монголии. Не дать заржаветь этой армии – была благородная задача особых отделов. У героев Халхин-Гола и Хасана при бездействии начали развязываться языки, тем более что им теперь дали изучать до сих пор засекреченные от собственных солдат дегтяревские автоматы и полковые минометы. Держа в руках такое оружие, им трудно было понять, почему мы на Западе отступаем».
Неужели вам, Солженицын, и вашим западным друзьям и шефам неизвестно, что Дальневосточной армии, которую вы называете «бездействующей», после гражданской войны и интервенции пришлось трижды отбивать нападение врагов, которые штыками прощупывали мощь нашей Красной Армии и всего Советского Союза? Неужели вы забыли бои на Дальневосточных границах в 1929, 1938 и 1939 годах?
Солженицын выдает чаяния таких западных и восточных деятелей, как Чемберлен, Даладье, Гувер, Чан Кайши и других, которые в 30-е годы из кожи лезли, стараясь натравить на нас японских самураев и тем самым за счет территорий Советского Союза удовлетворить алчные аппетиты империалистической Японии.
Я знаю, что в 1941 и 1942 годах японская Квантунская армия два раза развертывалась у наших Дальневосточных границ в полной готовности для нападения. Первый раз Квантунская армия сосредоточилась и развернулась для нападения осенью 1941 года в период битвы под Москвой. Разгром гитлеровцев под стенами нашей столицы охладил воинственный пыл самураев. Они вынуждены были вернуть свои войска с границы на зимние квартиры.
Второй раз эта же, но более усиленная, армия приготовилась к нападению осенью 1942 года, когда шла битва на Волге, у стен Сталинграда. Квантунская армия ждала сигнала для нападения.
Сигналом должно было стать падение Сталинграда.
И в этом случае Сталинград выстоял, и японская военщина, имея перед собой нашу Дальневосточную армию и наученная горьким опытом Хасана и Халхин-Гола, не посмела напасть на нас и тем самым открыть против нас второй фронт на Востоке.
Вы, Солженицын, и ваши зарубежные шефы, по-видимому, очень бы хотели, чтобы Советское правительство и народ защищали свои Дальневосточные границы пактом о ненападении, заключенным с Японией в марте 1941 года, который в руках агрессоров был не больше чем клочок бумаги.
Вы умалчиваете, умышленно не хотите сказать о мудрости руководства Советского правительства и Ставки Верховного Главнокомандования, которые, несмотря на козни империалистических правительств, громили врагов по очереди. Прежде всего разгромили полчища Гитлера, Муссолини, Антонеску и других на Западе, а затем, выполняя союзнические обязательства, нанесли сокрушительный удар Квантунской армии на Дальнем Востоке и тем самым поставили на колени империалистическую Японию.
Читаю дальше повествование Солженицына. На страницах 91 и 92 вижу: «В том же году, после неудач под Керчью (120 тысяч пленных), под Харьковом (еще больше), в ходе крупного южного отступления на Кавказ и к Волге – прокачан был еще очень важный поток офицеров и солдат, не желавших стоять насмерть, и отступавших без разрешения, тех самых, кому, по словам бессмертного сталинского приказа №227, Родина не может простить своего позора. Этот поток не достиг, однако, Гулага: ускоренно обработанный трибуналами дивизий, он весь гнался в штрафные роты и бесследно рассосался в красном песке передовой. Это был цемент фундамента Сталинградской победы. Но в общероссийскую историю не попал, а остался в частной истории канализации».
Как могли вы, Солженицын, дойти до такого кощунства, чтобы оклеветать тех, которые стояли насмерть и победили смерть?! Сколько надо иметь ядовитой желчи в сердце и на устах, чтобы приписать победу штрафным ротам, которых до и во время Сталинградского сражения не было и в природе. Вы злобно клевещете на Советскую Армию и народ перед историей и перед всем человечеством.
Неужели вы и ваши шефы думаете, что все народы мира забыли, как они с затаенным дыханием следили за гигантской битвой, потому что ее исход отвечал на вопрос: пойдут ли гитлеровцы в своем стремлении к завоеванию мирового господства дальше или будут остановлены и повернуты вспять?
Ответ на этот вопрос дали мы, сталинградцы. Гитлеровцы не прошли. Были разгромлены их ударные силы, потому что нас цементировала партия Ленина.
Вам не нравится приказ Сталина №227, который вооружал нас, всех бойцов, на беспощадное истребление врага. Но вы не знаете о двух предыдущих решениях и приказах Ставки Верховного Главнокомандования. Теперь уже не секрет: 6 июля, чтобы вывести войска Юго-Западного фронта из-под угрозы окружения, Ставка решила отвести эти войска на новые позиции. А когда создалась угроза окружения войск Южного фронта, Ставка 15 июля приказала отвести их на реку Дон.
Да, мы отступали, но отступали по приказу Ставки и в то же время усиливали своими резервами наиболее опасные направления. Отход наших войск по приказу Ставки на Дон так вскружил голову Гитлеру, его фельдмаршалам и генералам, что они уже считали Советскую Армию разбитой и бросили главные силы на Кавказ. Но когда опомнились и начали усиливать Сталинградское направление, то было уже поздно. Сталинградцы отбили более 700 атак отборных войск Гитлера, перемололи его людей и технику, а затем нанесли сокрушительное поражение всем войскам на южном крыле советско-германского фронта.
Вам не нравится приказ №227? Я это знаю. У вас в этом вопросе много единомышленников из генералов вермахта. Генерал Дёрр в своем труде «Поход на Сталинград» на странице 30-й пишет: «Приказ Сталина был характерен стилем изложения: отеческий тон обращения к солдатам и народу... Никаких упреков, никаких угроз... Никаких пустых обещаний... Он возымел действие. Примерно с 10 августа на всех участках фронта было отмечено усиление сопротивления противника».
В том же августе командир 14-го танкового корпуса генерал фон Витерсгейм доносил Паулюсу: «Соединения Красной Армии контратакуют, опираясь на поддержку всего населения Сталинграда... На поле битвы лежат убитые рабочие в своей спецодежде, нередко сжимая в окоченевших руках винтовку... Мертвецы в рабочей одежде застыли, склонившись над рулем разбитого танка. Ничего подобного мы никогда не видели».
Вы, Солженицын, возвели ложь и нанесли гнусное оскорбление тем войскам, которым рукоплескал весь мир, все прогрессивное человечество.
Я напомню слова таких людей, которых чтит все человечество.
«Всероссийский староста», как мы любовно называли Михаила Ивановича Калинина, в своем обращении к богатырям Сталинграда писал: «За этот срок вы перемололи много вражеских дивизий и техники. Но не только в этом выражаются ваши достижения. Мужество бойцов и умение командиров в отражении врага сделали то, что инициатива противника в значительной мере была парализована на отдельных участках фронта. В этом историческая заслуга защитников Сталинграда».
Вы умышленно забыли о грамоте президента США Рузвельта, который писал: «От имени народов Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союза наций против сил агрессии».
Сознаюсь, что болезненно переживаю оскорбление, нанесенное вами нам, сталинградцам. Говорю вам, потому что пережил двести огненных дней и ночей, все время находился на правом берегу Волги и в Сталинграде.
Может быть, по-вашему, я, как штрафник, был назначен командовать 62-й армией, о заслугах которой наша газета «Правда» 25 ноября 1942 г. писала:
«В ходатайстве, где упомянуты армии, защищающие Сталинград, подчеркивается особая роль 62-й армии, отразившей главные удары немцев на Сталинград, ее командующего генерал-лейтенанта товарища Чуйкова В.И. и его главных помощников тт. полковника Горохова, генерал-майора Родимцева, генерал-майора Гурьева, полковника Балвинова, полковника Гуртьева, полковника Сараева, подполковника Скворцова и др., а также артиллеристов и летчиков».
По-вашему, Солженицын, выходит, что гвардейские дивизии Родимцева, Гурьева, Жолудева и других, состоявшие более чем на 50 процентов из коммунистов и комсомольцев, были «сцементированы» штрафными ротами?!
Неужели боец-снайпер Василий Зайцев, уничтоживший около 300 фашистов и первым произнесший слова, которые воодушевили всех сталинградцев: «За Волгой для нас земли нет», – был штрафником или «сцементирован» штрафниками?
Неужели сержант Яков Павлов и возглавляемая им группа бойцов разных национальностей, 58 дней и ночей защищавшие дом, который так и не взяли гитлеровцы, а положили вокруг этого дома своих трупов больше, чем при взятии французской столицы Парижа, неужели эти добрые защитники Сталинграда были «сцементированы» штрафными ротами?
Неужели Люба Нестеренко, умирая, истекая кровью от раны в грудь, – в ее руках бинт, она и перед смертью хотела помочь товарищу, перевязать рану, но не успела, – неужели она тоже «цементировалась» штрафниками или была штрафником?
Неужели славный сын испанского народа Рубен Ибаррури был штрафником или «цементирован» штрафниками?
Мог бы привести сотни, тысячи примеров героизма и преданности всех сталинградцев своему народу и ленинской партии. Над этими героями вы, Солженицын, посмели издеваться, изливая на них потоки лжи и грязи.
Я снова повторяю: в период Сталинградской эпопеи в Советской Армии не было штрафных рот или других штрафных подразделений. Среди бойцов-сталинградцев не было ни одного бойца штрафника. От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на героев-сталинградцев, на нашу армию и наш народ. Я уверен, что это обвинение будет поддержано всеми сталинградцами. Они все как один назовут вас лжецом и предателем.
Если хотите в этом убедиться, то поезжайте в Сталинград, поднимитесь на Мамаев курган и посмотрите на непрерывный поток людей, паломников из многих стран, людей многих национальностей, идущих по лестницам, чтобы почтить память героев.
И упаси вас Бог объявить, что вы – А. Солженицын!


На тему возникших вопросов - как так, приказ Сталина о формировании штрафных рот есть, а Чуйков пишет, что у него их не было.
В Сталинградской битве участвовали 3 штрафных батальона и 30 штрафных рот, из них 2 батальона и 13 рот на Сталинградском фронте , батальон и 17 рот- на Донском. Количество штрафных формирований в армиях было неравномерным. В 62-ой армии (которой командовал Чуйков) их не было вообще , в 64- 4, в 21-ой армии- 2, в 63- 8.
Осужденные солдаты и офицеры Сталинградской битвы отправлялись для формирования в штрафные подразделения неподалеку от Ахтубы в деревню Киляковка. Вот что пишет в марте 43 года в своей директиве после анализа того, как использовались штрафные части зам. наркома обороны маршал Г.К. Жуков: "Проверками штрафных частей, произведенными прокуратурой , установлено, что на формирование и комплектование штрафных рот уходило по несколько месяцев, в течение которых штрафники отсиживались в тылу, в боях не участвовали[...] Значительная часть штрафников 63-ой и 65-ой рот Сталинградского фронта находились в тылу около 3 месяцев"
Штрафные формирования в боях несли большие потери, в 6 раз больше чем в обычных войсках. Три штрафных батальона и 22 штрафные роты, участвующие в Сталинградской битве, по ее окончанию были расформированы.

аналитика

СТЕНОГРАММА БЕСЕДЫ СТАЛИНА С Г. УЭЛЛСОМ. 1934 ГОД


Pушится старый финансовый мир, перестраивается по-новому экономическая жизнь страны. Ленин в свое время сказал, что надо "учиться торговать", учиться этому у капиталистов. Ныне капиталисты должны учиться у вас, постигнуть дух социализма. Мне кажется, что в Соединенных Штатах речь идет о глубокой реорганизации, о создании планового, то есть социалистического хозяйства. Вы и Рузвельт отправляетесь от двух разных исходных точек. Но не имеется ли идейной связи, идейного родства между Вашингтоном и Москвой?
                                                                                    И.В. СТАЛИН

БЕСЕДА С АНГЛИЙСКИМ ПИСАТЕЛЕМ Г. УЭЛЛСОМ

23 июля 1934 года


[Spoiler (click to open)]Уэллс. Я Вам очень благодарен, мистер Сталин, за то, что Вы согласились меня принять. Я недавно был в Соединенных Штатах, имел продолжительную беседу с президентом Рузвельтом и пытался выяснить, в чем заключаются его руководящие идеи. Теперь я приехал к Вам, чтобы расспросить Вас, что Вы делаете, чтобы изменить мир...

Сталин. Не так уж много...

Уэллс. Я иногда брожу по белу свету и как простой человек смотрю, что делается вокруг меня.

Сталин. Крупные деятели, вроде Вас, не являются "простыми людьми". Конечно, только история сможет показать, насколько значителен тот или иной крупный деятель, но, во всяком случае, Вы смотрите на мир не как "простой человек".

Уэллс. Я не собираюсь скромничать. Я имею в виду, что я стремлюсь видеть мир глазами простого человека, а не партийного политика или ответственного государственного деятеля. Моя поездка в Соединенные Штаты произвела на меня потрясающее впечатление. Рушится старый финансовый мир, перестраивается по-новому экономическая жизнь страны. Ленин в свое время сказал, что надо "учиться торговать", учиться этому у капиталистов. Ныне капиталисты должны учиться у вас, постигнуть дух социализма. Мне кажется, что в Соединенных Штатах речь идет о глубокой реорганизации, о создании планового, то есть социалистического хозяйства. Вы и Рузвельт отправляетесь от двух разных исходных точек. Но не имеется ли идейной связи, идейного родства между Вашингтоном и Москвой? Мне, например, бросилось в глаза в Вашингтоне то же, что происходит здесь: расширение управленческого аппарата, создание ряда новых государственных регулирующих органов, организация все объемлющей общественной службы. Так же, как и в вашей стране, им не хватает умения руководить.

Сталин. У США другая цель, чем у нас, в СССР. Та цель, которую преследуют американцы, возникла на почве экономической неурядицы, хозяйственного кризиса. Американцы хотят разделаться с кризисом на основе частнокапиталистической деятельности, не меняя экономической базы. Они стремятся свести к минимуму ту разруху, тот ущерб, которые причиняются существующей экономической системой. У нас же, как Вы знаете, на месте разрушенной старой экономической базы создана совершенно другая, новая экономическая база. Даже если те американцы, о которых Вы говорите, частично добьются своей цели, то есть сведут к минимуму этот ущерб,,
то и в этом случае они не уничтожат корней той анархии, которая свойственна существующей капиталистической системе. Они сохраняют тот экономический строй, который обязательно должен приводить, не может не приводить к анархии в производстве. Таким образом, в лучшем случае речь будет идти не о перестройке общества, не об уничтожении общественного строя, порождающего анархию и кризисы, а об ограничении отдельных отрицательных его сторон, ограничении отдельных его эксцессов. Субъективно эти американцы, может быть, и думают, что перестраивают общество, но объективно нынешняя база общества сохраняется у них. Поэтому объективно никакой перестройки общества не получится.

Не будет и планового хозяйства. Ведь что такое плановое хозяйство, каковы некоторые его признаки? Плановое хозяйство стремится уничтожить безработицу. Допустим, что удастся, сохраняя капиталистический строй, довести безработицу до некоторого минимума. Но ведь ни один капиталист никогда и ни за что не согласится на полную ликвидацию безработицы, на уничтожение резервной армии безработных, назначение которой - давить на рынок труда, обеспечивать дешевле оплачиваемые рабочие руки. Вот Вам уже одна прореха в "плановом хозяйстве" буржуазного общества. Плановое хозяйство предполагает далее, что усиливается производство в тех отраслях промышленности, продукты которых особенно нужны народным массам. А Вы знаете, что расширение производства при капитализме происходит по совершенно иным мотивам, что капитал устремляется в те отрасли хозяйства, где более значительна норма прибыли. Никогда Вы не заставите капиталиста наносить самому себе ущерб и согласиться на меньшую норму прибыли во имя удовлетворения народных нужд. Не освободившись от капиталистов, не разделавшись с принципом частной собственности на средства производства, Вы не создадите планового хозяйства.

Уэллс. Я согласен со многим из того, что Вы сказали. Но я хотел бы подчеркнуть, что если страна в целом приемлет принцип планового хозяйства, если правительство понемногу, шаг за шагом, начинает последовательно проводить этот принцип, то, в конечном счете, будет уничтожена финансовая олигархия и водворится социализм в том смысле, в каком его понимают в англо-саксонском мире. Рузвельтовские лозунги "нового порядка" имеют колоссальный эффект и, по-моему, являются социалистическими лозунгами. Мне кажется, что вместо того, чтобы подчеркивать антагонизм между двумя мирами, надо было бы в современной обстановке стремиться установить общность языка между всеми конструктивными силами.

Сталин. Когда я говорю о невозможности осуществления принципов планового хозяйства при сохранении экономической базы капитализма, я этим ни в какой степени не хочу умалить выдающиеся личные качества Рузвельта - его инициативу, мужество, решительность. Несомненно, из всех капитанов современного капиталистического мира Рузвельт - самая сильная фигура. Я поэтому хотел бы еще раз подчеркнуть, что мое убеждение в невозможности планового хозяйства в условиях капитализма вовсе не означает сомнения в личных способностях, таланте и мужестве президента Рузвельта. Но самый талантливый полководец, если обстановка ему не благоприятствует, не может добиться той цели, о которой Вы говорите. Теоретически, конечно, не исключено, что можно в условиях капитализма понемногу, шаг за шагом, идти к той цепи, которую Вы называете социализмом в англо-саксонском толковании этого слова. Но что будет означать этот "социализм"?

В лучшем случае - некоторое обуздание наиболее необузданных отдельных представителей капиталистического профита, некоторое усиление регулирующего начала в народном хозяйстве. Все это хорошо. Но как только Рузвельт или какой-либо другой капитан современного буржуазного мира захочет предпринять что-нибудь серьезное против основ капитализма, он неизбежно потерпит полную неудачу. Ведь банки не у Рузвельта, ведь промышленность не у него, ведь крупные предприятия, крупные экономии - не у него. Ведь все это является частной собственностью. И железные дороги, и торговый флот - все это в руках частных хозяев. И, наконец, армия квалифицированного труда, инженеры, техники, они ведь тоже не у Рузвельта, а у частных хозяев, они работают на них. Нельзя забывать о функциях государства в буржуазном мире. Это - институт организации обороны страны, организации охраны "порядка", аппарат собирания налогов. Хозяйство же в собственном смысле мало касается капиталистического государства, оно не в его руках. Наоборот, государство находится в руках капиталистического хозяйства. Поэтому я боюсь, что Рузвельт, несмотря на всю свою энергию и способности, не добьется той цели, о которой Вы говорите, если вообще у него есть эта цель. Может быть, через несколько поколений можно было бы несколько приблизиться к этой цели, но я лично считаю и это маловероятным.


Игорь Новиков, Донецк